п»ї Сергей Марков
Официальный сайт журналиста и писателя Сергея Маркова.
Глава "Националь" Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
06.11.2009
Оглавление
Глава "Националь"
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5


                             В ПЕРЕВОДЕ НА РУССКИЙ – «НАЦИОНАЛЬНАЯ»
                                   Ю.К. Подкопаев — гостиница «Националь»
Гостиницу эту, из которой сразу после революции В.И. Ленин, «лукаво прищурившись», взирал на Кремль, знают все. И решительно все — вне зависимости от того, бывали в ней, нет ли, — ею гордятся. Исключительный случай, согласитесь! Просто «Националь» давным-давно воспринимается нами, россиянами, не просто как отель, но как часть истории страны. Отсюда — любовь и восхищение. Отсюда же — потерянность и тревога, испытанные москвичами в начале 90-х, когда здание «Националя» наглухо укрылось ремонтными сетями и лесами. Казалось — добра не жди: или изуродуют гостиницу, или вовсе уберут. К счастью, не произошло ни того, ни другого. Стоит наша гордость на своем законном месте, на пересечении Тверской и Моховой, радует глаз. И в том, что все случилось именно так, немалая заслуга генерального директора «Националя» Юрия Константиновича Подкопаева.

«Солнечный» старт
— Юрий Константинович, а когда вы оказались в «Национале» впервые, еще не будучи директором?
— Это произошло в 70-х. Мы отмечали Международный женский день в ресторане гостиницы, а назывался он в ту пору «залом №5». Тогда он был одним из лучших заведений Москвы. Уже не вспомню всех деталей, но великолепие обстановки, учтивость официантов и хорошее обслуживание произвели неизгладимое впечатление! Особенно потрясла парадная лестница, которая, несмотря на свою грандиозность и монументальность, казалась воздушной, буквально невесомой благодаря уникальной конструкции… Конечно, я тогда и представить не мог, что однажды возглавлю этот комплекс.

Image
Ю.К.Подкопаев
— Отчего же — не могли? Ведь вы и до «Националя» руководили гостиницей…
— Верно. Отелем «Солнечный». Только случилось это гораздо позже. А в 70-х даже мыслей об этом не было.
— Стало быть, не мечтали с детства стать отельером?
— Ну, конечно, нет! В пору моей юности сервис и обслуживание не считались делом хоть сколько-нибудь серьезным, особенно для мужчины... Я из военной семьи. Родился в 1938 году в центре Москвы, жил в районе Астаховского моста, на Серебрянической набережной, может, знаете? Школа моя, 413-я, была напротив, через Яузу. Отец служил в военно-морских силах. Время было тяжелое, послевоенное. Но интересное. Было много возможностей. И желаний. Учился я в Московском технологическом институте пищевой промышленности, закончил. И долго, несколько десятков лет работал в пищевой промышленности города. Был директором кондитерско-булочного комбината «Черемушки», потом — руководил булочно-кондитерским комбинатом «Коломенское».
— Все на юго-западе Москвы. Вы там жили?
— Жил я на Автозаводской, отец получил отдельную квартиру. В то время к военнослужащим относились с большим уважением, чем сейчас, им доставалось 10 % от городского жилья. И это было правильно!.. Так вот, работал я директором. Комбинаты хорошие были. Во время Олимпиады-80 «Коломенское» поставляло свою продукцию даже в Олимпийскую деревню. А это была ответственная задача. В том числе и политически. Не дай бог, отравление — могли не то что с работы выгнать, могли посадить, потому что руководство страны к Олимпиаде относилось очень серьезно… Из «Коломенского» мне предложили перейти в исполком. Тогда манера была такая: хорошо дела идут — значит, надо сорвать, перевести по партийной линии. А я член партии, никуда не деться, хотя я и не хотел. В исполкоме курировал вопросы торговли, общественного питания, жилищно-коммунального хозяйства и гостиниц…. А в нашем Красногвардейском районе было достаточно гостиниц: «Орехово», «Царицыно»… И был такой известный человек — Евгений Васильевич Таптыков. Бывший председатель черемушкинского исполкома, а в то время, о котором рассказываю, он работал начальником объединения гостиниц «Интуриста» города Москвы. Это была система Государственного комитета по иностранному туризму СССР, в нее входило девять элитных московских гостиниц — в том числе «Националь», «Метрополь», «Берлин», «Космос», «Солнечный», «Белград»… Государство в государстве — вот чем был тогда «Интурист». У него была своя система снабжения, обеспечения, система подготовки кадров. Колоссальный по тем временам объем валютных поступлений! У каждой гостиницы было два плана: валютный и рублевый, и за невыполнение валютного били гораздо больнее!.. Таптыков предложил мне возглавить отель «Солнечный»: «Берись, — говорит, — за интересную работу, отдохнешь после исполкома, подышишь воздухом!» Я согласился. И пришел в «Солнечный». Очень хороший отель. Строили его к Олимпиаде-80, но так как Олимпиада наша оказалась несколько усеченной, многие страны бойкотировали ее из-за ввода войск в Афганистан, отель как олимпийский объект не использовался. После Игр в нем стали останавливаться туристы из стран Варшавского договора — Венгрии, Польши, ГДР, Румынии, Чехословакии… 24 гектара территория, вы представляете! И территория прекрасная!.. Но когда я пришел, мотель-кемпинг «Солнечный» был плановоубыточным. А я за четыре года вывел его в прибыльные.
— Но каким образом?! Ведь вы же никогда не занимались гостиницами! Не сомневались — стоит ли вообще браться?
— Ну, во-первых, я закончил пищевой институт. А каждая гостиница имеет свой ресторан, кафе, буфеты, где кондитерские, в частности, изделия играют немаловажную роль. Мы их сами готовили. Да и в исполкоме, как уже сказал, я курировал блок, в который входили гостиницы. И опыт руководства был…
— Вы лидер по натуре?
— Конечно. Думал, что будет сложнее, но оказалось —легко. На уровне существовавших требований все быстро освоил. Ресторан в «Солнечном» при мне так просто расцвел. Это было отмечено руководством Госкоминтуриста. Вот и решили меня перевести в центральную гостиницу. Сначала на «Метрополь» планировали, потом остановились на «Национале». Было это в конце 80-х. А конкретно — в 1989 году.
Спасительный забор
— Тогда уже перестройка вовсю шла…
— Да. Горбачев здесь у нас бывал. Хороший человек на самом деле.
— Чем же он хорош, по-вашему? Некоторые теперь о нем иного, мягко говоря, мнения.
— Многие недооценивают. Но поймут лет через 15—20. Он дал возможность людям жить нормально.
— И в каком состоянии достался вам легендарный «Националь», Юрий Константинович?
— Когда я пришел, «Националь», уже почти 90-летний (отель был построен в 1903 году), просто разваливался. Вопрос о реконструкции стоял уже десять лет как минимум, но его никто не решал. Отель фактически умирал, но загрузка по году была 92 процента! Почему? Да потому, что гостиница была невероятно, по советским меркам, прибыльная, притом в твердо конвертируемой валюте — курочка, несущая золотые яйца. И эксплуатировали ее нещадно, на износ. 92 процента — это в среднем, а если учесть «мертвые» дни, то получается и все 100! Но так же нельзя! Гостиница, как человек, тоже должна отдыхать, реабилитироваться, переводить дух.
— Живой организм прямо-таки для вас.

Последнее обновление ( 19.11.2009 )
 
< Пред.   След. >
ГлавнаяБиографияТекстыФотоВидеоКонтактыСсылкиМой отец, поэт Алексей Марков