п»ї Сергей Марков
Официальный сайт журналиста и писателя Сергея Маркова.
Глава "Метрополь" Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
06.11.2009
Оглавление
Глава "Метрополь"
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8

                              ПРИНЦЕССА ГРЁЗА* ВСЕЯ РУСИ,
                  ИЛИ ИЗ ОРЛОВСКИХ ПРОСТЫХ МУЖИКОВ
                               Ю.П. Матков — гостиница «Метрополь»

Среди гостей и постояльцев легендарной гостиницы «Метрополь»: Лев Толстой, Федор Шаляпин, Бернард Шоу, Бертольт Брехт, Владимир Ленин, Иосиф Сталин, Сергей Прокофьев, Александр Куприн, Мао Цзедун, Марлен Дитрих, Джон Стейнбек, члены королевских семей Испании, Дании, Нидерландов, президенты и премьер-министры многих стран, певица Монтсеррат Кабалье, актеры Ани Жирардо, Пьер Ришар, Жерар Депардье, Сильвестр Сталлоне, Арнольд Шварценеггер, Шэрон Стоун, король поп-музыки Майкл Джексон и многие, многие другие. 
Среди международных наград: Золотая звезда за качество, Платиновый приз «International WQC Award 2002», международный «Золотой приз за качество», международный приз «Туризм, гостиничное дело и гастрономия, бриллиантовый приз «Century International Quality Era Award», почетная медаль «International Gold Medal Award», «Золотая награда за качество», «Деловой престиж»… Имя «Метрополь» присвоено звезде девятой величины в созвездии Близнецов. В 2004, 2005, 2006 и в 2007 годах гостинице присваивали титул «Супербренд России». Награжден «Метрополь» и главной премией: «Российский национальный Олимп»…
Возглавляет «Метрополь» вот уже 20 с лишним лет (новый «Метрополь» — со дня открытия, с первого дня его «ренессанса») Юрий Петрович Матков, оказавшийся интереснейшим собеседником.
*Принцесса Греза — название панно из майолики, сделанного Врубелем по заказу Мамонтова и украшающего фасад «Метрополя». Сюжет — на тему пьесы «Принцесса Греза» французского драматурга Ростана о любви провансальского принца — трубадура Жофруа Рюделя к триполийской принцессе Мелисинде. Влюбившись в принцессу, никогда ее не видев, только зная по рассказам о ее красоте и добродетелях, Рюдель пустился в поход по морю в надежде увидеть воочию свою любовь. Путь был не близок. В дороге принц заболел, и к принцессе его привезли в беспамятстве. Когда девушка обняла несчастного, он на миг пришел в себя — и тут же умер у нее на руках, шепча свою последнюю песнь во славу прекрасной Принцессы Грезы. После этого принцесса отказалась от мирской жизни и стала монахиней… Как писал Эдмон Ростан: «Кто в жизни раз хотя б узнал мечту, тому вернуться к пошлости уж трудно».
— Юрий Петрович, первый вопрос «типовой», в нем, собственно, и основная тема книги: что есть в вашем понимании, вашем осмыслении эпоха перемен — 1990-е годы, когда на всем пространстве великой советской империи происходила очередная революция, менялись по объективным и субъективным причинам политическая система, общественно-экономическая формация, и все мы, «рожденные в СССР», оказались, желая того или нет, в другой стране, в своего рода эмиграции? Прошу прощения за вычурно-казенный, как в школьном учебнике истории, язык, но сама величественная историческая атмосфера «Метрополя» его обусловливает. Надеюсь, постепенно перейдем на язык человеческий.

Image
Ю.П Матков
— Попробуем. Что значат для меня 90-е? Как и для всех: обновление, люди зажили новой жизнью, свободно задышали. Очень бурные были годы. Годы одухотворенности, возвышенности...
— Даже так? Многие их характеризовали, но никто не называл годами одухотворенности и возвышенности.
— Пусть я буду первым. Эйфория была великая! Руководством страны народу преподносилось все так, что были вот голодными, всего лишенными, мерзли, а теперь такая жизнь начнется, просто рай, делай, что хочешь, езжай, куда хочешь, хоть в вожделенный Париж, хоть даже в Нью-Йорк…
— А что, не так?
— Не совсем. И не для всех. Но избранные, так сказать — кем-то и для чего-то — стали богатеть, становились миллионерами, потом миллиардерами… А мне конкретно хотелось обновить «Метрополь», сделать его лучше и лучшим.
— Он разве не был лучшим?
— Да тогда и сравнивать особо было не с чем. Гостиниц-то было всего раз, два — и обчелся: «Националь», «Яр», «Советская», «Савой», «Москва», «Россия»… А «Метрополь» есть «Метрополь». Он во все времена славился своей самобытностью, высочайшим уровнем всего, в том числе и гостей, которые здесь проживали, которые «Метрополь» посещали.
— Давайте совершим небольшой исторический экскурс. «Метрополь» всемирно известен, о нем много написано, сказано, снято фильмов. Извне, со стороны он представляется настолько «крутым», выражаясь языком 90-х, что я, честно говоря, и не особенно рассчитывал на то, что удастся разговорить его легендарного генерального директора, которого видел лишь в теленовостях и на фотографиях с королями, президентами, султанами, крупнейшими бизнесменами, мегазвездами эстрады, кино, спорта… Итак, начнем со славного прошлого. Что же представляла из себя гостиница «Метрополь» в прежние, доперестроечные времена, в переносном, в котором употреблял М.С. Горбачев, и в прямом смысле, потому как, если не ошибаюсь, во второй половине 80-х она была закрыта на капитальный ремонт, одновременно, можно сказать, со всей страной?
— Совершенно верно, в 1986 году закрыли на реконструкцию и реставрацию. А насчет прошлого — оно действительно славное. Но все подробно описано, может, не будем терять время на пересказ? Катюша Егорова, много лет возглавляющая у нас пресс-службу, вам даст материалы. Из великих и знаменитых, о которых в серии ЖЗЛ пишут, легче назвать тех, кто у нас никогда не бывал, а тех, кто гостил в «Метрополе», перечислять можно до второго пришествия, фотографии некоторых у нас в галерее. Давайте уж о современности.
— Тогда о вас.
— Обо мне-то что?
— Вы уже без малого четверть века возглавляете «Метрополь». Который трудно уже и представить без Маткова. Вы с ним ассоциируетесь, особенно у посвященных. Перефразируя Маяковского, можно сказать «Мы говорим «Матков», подразумеваем «Метрополь», говорим «Метрополь», подразумеваем…»
— Да ладно!
— Короче говоря, как становятся директором «Метрополя»?
— По-разному, наверное.
— Вы шли к этому?
— Мы все к чему-нибудь куда-нибудь идем.
— Вы из какой семьи?
— Из простой. Отец — рабочий, мама — домохозяйка, восемь человек детей, я восьмой, последыш. Все мои старшие родились в деревне в Мценском районе Орловской области…
— Легендарная область. Увековеченная классиками золотого века русской литературы — Тургеневым, Лесковым… Сердце, можно сказать, России.
— Да, но я появился, когда мои уже перебрались в Москву, в Измайлово. Хотя по сути — из орловских простых мужиков. На Соколиной горе родился в 1937 году.
— И что запомнилось из детства? Тяжело было, голодно?
— Детство было хорошее.
— Во время войны? Вы помните ее?
— Помню, хотя мне было четыре года, когда она началась. На лето отец вывез нас в деревню, мы там купались, в лапту играли, в прятки. Фашисты очень быстро заняли Орел, оккупировали и нашу деревню. И погнали нас этапом по всей Орловщине.

Эхо…     Своим появлением этот отель обязан двум людям: купцу 1-й гильдии, торговцу сбруей Павлу Челышеву и предпринимателю-меценату Савве Мамонтову. В 1838 году московский генерал-губернатор князь Дмитрий Голицын предложил купцу Челышеву построить на пустовавшем участке Театральной площади гостиницу. Строительство было завершено лишь к лету 1850-го. Тогда же появилось историческое, сохранившееся поныне название — «Метрополь». Именно так сам г-н Челышев окрестил свое творение. Однако народ упорно звал трехэтажное здание с банями не «Метрополем», а «Челышами»… Плохо ли, хорошо ли, но гостиница просуществовала до 1897 года, после чего получила подлинный «билет в вечность» благодаря Савве Ивановичу Мамонтову.
Потомственный купец, предприниматель Мамонтов (Савва Великолепный, как называли его современники) жил и работал с размахом. Вот и на месте скромных «Челышей» он задумал построить не просто гостиницу, а целый культурный комплекс: театр, причем самый большой в Европе, выставочные залы, спортивный зал, рестораны плюс, разумеется, шикарные гостиничные номера.
К созданию проекта «Метрополя» Мамонтов привлек абрамцевский кружок. Эскизы и наброски делали Врубель, Поленов, Коровин… Мамонтов был одним из инициаторов проведения конкурса на лучший проект фасада. И хотя жюри отдало предпочтение проекту уже известного тогда архитектора Льва Кекушева, по настоянию Мамонтова к работе был принята версия англичанина Уильяма Валькотта, удостоенная на конкурсе лишь четвертого места.
К сожалению, Мамонтов не смог довести проект постройки «Метрополя» до конца. В 1899 году он был обвинен в финансовых нарушениях (в связи с деятельностью созданного им объединения промышленных и транспортных предприятий) и арестован. Суд превратился в бенефис Саввы Ивановича. Да, было доказано, что он виновен в финансовых нарушениях, но при этом в его карманах не осело ни рубля — все деньги (в том числе и свой собственный капитал) он тратил на общественные нужды! Через год была подтверждена полная невиновность Мамонтова. Однако результатом судебных тяжб стало полное разорение — меценатством Савва Иванович больше не занимался и от «Метрополя» был отстранен.
Новые владельцы завершили строительство уже по сильно урезанным сметам. Мало того, в 1901 году, когда работа была почти завершена, в здании вспыхнул пожар, полностью уничтоживший внутреннюю отделку. Пришлось начинать заново, и только в феврале 1905-го гостиница с рестораном были наконец торжественно открыты, чтобы пережить вместе со страной грандиозные исторические перемены, которые уже надвигались… Так, в годы революции «Метрополь» превратился в военную крепость, непосредственно в нем велись бои между юнкерами и отрядами Красной гвардии. Затем гостиница стала резиденцией ВЦИК, Вторым Домом Советов, и только в 30-х она смогла вновь вернуться к исполнению своих прямых гостиничных обязанностей. А во время Великой Отечественной войны в «Метрополе» был организован пресс-центр для иностранных корреспондентов...


Последнее обновление ( 20.11.2009 )
 
< Пред.   След. >
ГлавнаяБиографияТекстыФотоВидеоКонтактыСсылкиМой отец, поэт Алексей Марков