п»ї Сергей Марков
Официальный сайт журналиста и писателя Сергея Маркова.
Из книги "Частички бытия" Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
03.11.2009
Оглавление
Из книги "Частички бытия"
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13


ИЗ КНИГИ «ЧАСТИЧКИ БЫТИЯ»
                                      
                                                               Пора, мой друг, пора! Покоя сердце просит –
                                                                         Летят за днями дни, и каждый час уносит
                                                                        Частичку бытия, а мы с тобой вдвоём
                                                                        Предполагаем жить…
                                                                                                                              А.С. Пушкин     
                                                           
                                                                 ВДРЕБЕЗГИ
   Был греческий кувшин для вина, который я много лет назад, будучи ещё студентом, достал со дна Чёрного моря, точнее Керченского пролива. В ту пору я был уверен, что в жизни всё возможно и я всё смогу. Несколько десятилетий кувшин простоял на полке, я любовался им и вёл с ним философские и просто задушевные беседы. А потом, при очередном переезде, он упал и разбился вдребезги. Надо ж, подумал я. Пять тысяч лет жил кувшин, над водой, под водой. И вот его нет. И больше не будет. Другие будут, а такого, слегка перекошенного, с неровной ручкой, с въевшейся в тело ракушкой – не будет. Никогда. Мне предложили склеить кувшин, так, что никто не заметит. Но я, с удивлением, с изумлением разглядывая на ладони неповторимо многослойный многоцветный осколок, сказал: зачем?

                                            НАЦИЯ ОХРАННИКОВ
   Ни в одной стране не было, нет и, должно быть, не будет столько охранников, сторожей, телохранителей, секьюрити, контролёров, дежурных и проч., и проч., как в России начала XXI века. И мужики всё больше молодые, здоровые, мордастые. Им бы города строить, дороги, плотины возводить. Новые планеты открывать. А они стоят, прохаживаются, разъезжают на машинах с дубинками или оружием, сидят сиднем в многочисленных коммерческих банках, на проходных, у офисов…  Охраняют.
   Однажды ехали по кольцевой на машине сопровождения олигарха, который сидел в идущем впереди «Мерседесе-600». Охранник, простой рязанский курносый парень, открыл боковое окно джипа и саданул с размаху по лобовому стеклу замешкавшегося сбоку «Жигулёнка». Разбил.
 - Не люблю я этих козлов! – прокомментировал. – Лезут всюду…
   «Жигули», точно подстреленный лось, вильнули вбок, остановились. «Мерседес» прибавил газу.
         Но вот что примечательно: олигарха вскоре разорвало в машине взрывом на куски – и охранники со смехом в деталях рассказали мне о том, как опознавали тело хозяина в морге. 
          
                                                          ДРОВА
 - Хозяин, дрова нужны? – спрашивают из-за забора.
 - Не нужны, - отвечают хозяева дачи.
   Проснулись поутру – а дров, где вчера была сложена поленница, нет и в помине.

                                                      СВАДЬБА
   На свадьбе у Устиновых гуляла вся деревня. Произносились тосты, оглашались окрестности, подёрнутые июньским туманом, криками «горько!», распевались хором «По диким степям Забайкалья», «Хазбулата» и другие песни. Неприметной наружности молодой человек сидел за столом молча. Он угрюмо глядел на гостя, сидевшего напротив, как все выпивавшего и закусывавшего. Ему явно не знакомого. И когда свадьба была в разгаре, когда Муслим Магомаев из проигрывателя запел свою классическую «Свадьба, свадьба эта пела и плясала», обречённо вздохнув, приподнимаясь с места, сказал:
 - Сиди, не сиди – а начинать надо. – И изо всех сил треснул сидевшего напротив кулаком в нос.
   И понеслось. Дралась вся свадьба. Побитых оттаскивали и укладывали в лопухах вдоль изгороди.

                                                         ВОЛЧИЦА
   Её называли волчицей: похоронив двух спившихся из-за неё, как говорили, мужей, и одного искалечив, «пристроив» по пьянке под гусеницу трактора «Беларусь», она многих мужиков в посёлке сбила спонталыку.
 - Мальчишки, ну не ссорьтесь, не отпихивайте вы друг друга! – будучи старше их, вместе взятых, поглаживая по стриженым затылкам, сказала она приникшим к ней с двух сторон, точно Ромул и Рем к волчице, невинным отрокам, после какой-то свадьбы или похорон улегшись тёплой летней ночью между ними на сеновале и стянув с себя модное в те годы облегающее платье с люрексом, искрящееся в темноте. – Сосите, мои сладкие, покусывайте, так, так!.. Ну, а теперь, когда вы оба, я чувствую, готовы, кто посмелее из вас, кто будет первый – как Юрий Гагарин?.. Никогда не надо жадничать, просто уступайте друг дружке – и всё в жизни сложится. Или боитесь, дурачки, что кому-то меня не хватит?..
   И она основала свой «Рим»: один из мальчишек много лет спустя стал известным кинорежиссёром, номинировавшимся на «Оскар», другой за грабежи, насилия и убийства был приговорён к высшей мере наказания - расстрелу.
 
                                                   ПОСЛЕ МИТИНГА
   1991-й год. После многотысячного митинга на Манежной площади против «коммуняг», Ленина, СССР и  в защиту демократии, Ельцина, независимости (от кого?) России я приехал на Ленинские горы, спустился к воде, присел на лавочку и, глядя на Лужники, на чаек над излучиной Москвы-реки, вспомнил слова древнего философа: «Мне кажется, я нахожусь с красивыми, умными и мужественными людьми, когда я остаюсь один».
    
                                                        НАКАНУНЕ
   Поздний вечер 6-го мая. Луна бледно-оранжевая – точно лицо с глазами узкими, раскосыми, жадными, низким лбом и ртом, искаженным усмешкой… Что это – канун великих потрясений?.. уличных боёв?.. войны и гибели?.. Никогда не видел такой луны, как накануне всенародного референдума о судьбе СССР весной 1991-го. Она висела над Москвой, над блочными коробками домов и будто смеялась, то ли горестно, то ли уже  беспощадно… Боже, спаси и сохрани!
                                                              
                                                        НЕРУССКИЙ
   Изумленно глядели увешанные фото- и кинокамерами японцы на чернокожего мужчину, стоящего на коленях, целующего икону Божией Матери «Тихвинская» в киоте перед Успенским иконостасом Софийского собора в Великом Новгороде.
   Мы разговорились. Он родился в апреле 1958-го, его мать была участницей Всемирного Фестиваля молодежи и студентов в Москве.
 - Всю жизнь все считают меня нерусским, - посетовал он. – А кто же русский?

                                                  МИНИ-ГОСУДАРСТВО
   Окна нашего дома выходят на интернат для психически неполноценных детишек, и часто оттуда доносится музыка, смех, задорные крики приезжающих к ним массовиков-затейников в мегафон… Я частенько наблюдаю в окно за тем, что там происходит. Они образовали мини-государство – со своими денежными знаками, правительством, парламентом, притом верхней и нижней палатами, судом присяжных, который видели в кино, милицией и т.д. и т.п. И каково же было моё изумление, когда вернувшись однажды после продолжительного отсутствия, вглядевшись и разобравшись в происходящем в интернате, я понял, что у них там возникли свои звёзды политики, спорта, искусств, свои олигархи, свой так называемый средний класс и даже свои бомжи, ютящиеся больше по углам территории, в кустах! И однажды дождливым осенним вечером в какой-то праздник за беседкой пятеро били одного – за то, что он с чем-то там не согласился, выступил против чего-то. Били страшно, по-взрослому, по-настоящему, как бьют психически полноценные совершеннолетние граждане настоящего государства – ногами и железными прутьями по животу, по почкам, по голове. Он пытался подняться, но его снова и снова сбивали с ног. Кое-кто из воспитанников иногда справлял нужду за беседкой – несогласного ткнули лицом в свежие экскременты. Мочились ему на лицо. Он, видимо, кричал, но крики его заглушал весёлый эстрадный шлягер, рвущийся из динамиков и крики женщины-массовика: «Ребята, давайте все вместе, хором!..»

                                                      УТРОМ НА ПЛЯЖЕ
   Раннее утро, Волга, напротив пляжа сосновый остров, взятый в аренду губернатором Тверской области Зелениным, солнечная дымка над водой… Благодать! Но даже вездесущие чайки не кружат, ворон не видно – всюду, сколько глаз хватает, так называемые селетёры, дохлая плотва, лещи, подлещики, выедаемые изнутри червяками, уже сдохшие, перевернувшиеся кверху брюхом, или доходяги, кое-как доживающие на боку и обречённые…

                                                                 КУРЫ
   Иван Иванович, сосед по посёлку на Волге, перебравшийся в наши места с семьёй после чернобыльской трагедии, рассказывал, как в 1941 году в белорусскую деревню, где жили его родители, вошли немецкие каратели и за укрывательство партизан дотла сожгли эту деревню огнемётами. Спаслись в ближайшем перелеске лишь куры. Спустя три они бродили каждая возле своего пепелища с обуглившимися кирпичными печами… А ещё  говорят, куры безмозглые.

                                                              БРАВО
   Народная артистка СССР Элина Быстрицкая воскликнула: «Браво!» по поводу моей книжки о народном артисте СССР Михаиле Ульянове, с которым она сыграла в легендарных «Добровольцах», и которая вообще – «Тихий Дон», воплощённая краса и гордость советского кинематографа… И я, зардевшись, почувствовал себя чуть ли не народным писателем, хотя хорошо знал цену своим заметкам, да и вообще мужчиной хоть куда. Слаб человек и тщеславен.

                                                 МИСС МИРА (СОН)
   Шумная, многолюдная вечеринка. И чрезвычайно красивая девушка – сквозь липких, привязчивых, не желавших уходить знакомых, друзей и подруг – остается со мной. Притом не помню, чтобы я ее особо уговаривал, уламывал… Остается. Со мной. В ожидании. В доверии. В предрасположении. Оказываясь неожиданно девственницей… Но я о чем-то всю ночь проговорил. Проумствовал… Обиженная, оскорбленная, на утро она отказывается даже на минутку, на пару слов выйти из-за стола, где сидит со вновь появившимися и продолжающими банкет друзьями и подругами: какой-то там каратеист, иностранцы…


Последнее обновление ( 14.11.2009 )
 
ГлавнаяБиографияТекстыФотоВидеоКонтактыСсылкиМой отец, поэт Алексей Марков